Технологии
kvb.by

Мы находимся:

Беларусь, Минск

Связь с редакцией. Email:

883388a@gmail.com

Александр Палладин. Из рассказов Снеговика. Советский хоккей. ЦСКА. Тарасов

Adrenaline Дата публикации: 21-12-2022 8:00:00 Просмотров: 284

Александр Палладин. Из рассказов Снеговика. Советский хоккей. ЦСКА. Тарасов
Фото: kvb.by, фото может носить иллюстрационный характер, Александр Палладин. Из рассказов Снеговика. Советский хоккей. ЦСКА. Тарасов

Недовольные методами руководства своего тренера ветераны хоккейного клуба ЦСКА однажды устроили «тёмную» Анатолию Владимировичу Тарасову.

45 лет назад, в канун серии матчей сборных СССР и Всемирной хоккейной ассоциации, я познакомился со Снеговиком — частенько использовавшим такой псевдоним редактором отдела спорта «Известий» Борисом Федосовым. Там же, в Канаде, мы с ним подружились, и в последующие годы он немало занятного мне рассказал про Анатолия Владимировича Тарасова, которому Борис помогал писать книги. От Федосова, в частности, я услышал такую историю:

  • — Будучи максималистом, постоянно ставившим перед собой всё более высокие цели, Анатолий Владимирович не очень считался с другими людьми, требуя от воспитанников неукоснительного выполнения своих указаний. Тренироваться заставлял на пределе физических возможностей и постоянно придумывал новые, всё более трудные упражнения…

Что правда, то правда, добавлю уже от себя. Нрав у Тарасова и впрямь был крутой, суждения зачастую — категоричные, безапелляционные. Из его интервью последних лет жизни: «Я был твёрдым, даже жёстким тренером. Я любил таких игроков, как Николай Пучков. Шайба попадает eму в лоб (маски-то когда появились!), он теряет сознание, приходит в себя и продолжает как ни в чём ни бывало играть. Вот это бо­ец, это победитель! Тогда у нас были в команде только такие, другие не задерживались».

Из воспоминаний защитника ЦСКА и сборной СССР, олимпийского чемпиона Александра Гусева:

— Было такое упражнение — «бей канадца». Разбегаешься — и в дерево плечом. Тарасов следил, чтоб никто перед стволом не тормознул… Он также вывозил нас за дворец ЦСКА, к аэродрому. Там деревья, каменюки. Кульбиты на них делали, кувырки. Потом майку снимешь — у кого кровь течёт, у кого спина синяя. Но настоящая каторга — когда на тебя надевают десятикилограммовый свинцовый пояс. Всю тренировку в нём пашешь. Или привяжут тебя к бортику резиновым жгутом. Ты вперёд, а он тебя назад тянет. При этом надо то на одно колено упасть, то на другое, то на оба.

— В Швеции, — привёл другой пример Гусев, — Тарасов велел прыгать в воду с десятиметровой вышки. Кто-то голос подал из строя: «А вам-то слабо, Анатолий Владимирович?». Тот молча залез на вышку и не задумываясь сиганул вниз. Весь живот отбил, но виду не подал, что больно. После этого уже все прыгали, никуда не денешься. Тарасов был неугомонный, всё время что-то новое…

И ещё: в одной из поездок в Соединённые Штаты Анатолий Владимирович посетил тренировку местного клуба, практиковавшего американский футбол. Чтобы повысить физические кондиции своих подопечных, тренер этой команды велел пригнать в их тренировочный лагерь списанный зерноуборочный комбайн; каждое утро спортсмены впрягались в него, как бурлаки, и таскали по полю. Тарасову это нововведение приглянулось, и на обратном пути в Москву он с завистью делился с помощниками: «Вот бы и нам где-нибудь трактор достать…».

Что из этой затеи вышло, не знаю, но вот что Федосов мне рассказал дальше:

  • — Великовозрастным игрокам ЦСКА становилось всё тяжелее справляться с постоянно растущими нагрузками, что и привело однажды к конфликту. Тарасов с командой отправились на очередной матч первенства СССР в Ленинград, где им предстояла игра с одноклубниками из команды СКА ЛВО[1]. Сели в полночь в «Красную стрелу», разошлись по купе и вскоре отошли ко сну. Впрочем, не все. Несколько армейцев подкрались к Тарасову (он смотрел уже не первый сон в отдельном купе), накинули на него одеяло и устроили ему «тёмную». Силой Анатолия Владимировича бог не обидел, но разве ему справиться со здоровенными мужиками, которых он сам превратил в форменных битюгов?!.

Наутро «Красная стрела» прибывает на Московский вокзал, на перроне которого встречать бессменных чемпионов страны выстроилось всё руководство тамошнего клуба и высокие чины из Ленинградского военного округа. Поезд остановился, военный оркестр грянул марш, и из одного из вагонов выходят игроки ЦСКА вместе со своим главным тренером. А у того всё лицо в ссадинах и синяках. «Что стряслось, Анатолий Владимирович?» — спрашивают встречающие.

А Тарасов как ни в чём не бывало: «Поезд ночью резко затормозил, и я упал с верхней полки». Словом, замял скандал, проявив ещё и недюжинную сообразительность. Как военнослужащий, Анатолий Владимирович понимал: вздумай он рассказать правду, избившие его попали бы под трибунал (все игроки ЦСКА числились военнослужащими), да и ему бы не сдобровать — в те времена офицерская честь не была пустым звуком.



# НАПИСАТЬ В РЕДАКЦИЮ:

# ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Добавить комментарий


Будьте вежливы друг к другу и осторожней в своих высказываниях! Все комментарии проходят модерацию!
# ПОДЕЛИТЬСЯ: